943-43-46(многоканальный) 

(812)572-18-43,

191040, Санкт-Петербург,
Лиговский просп., 73, офис 606.
Мы работаем с 10:00-18:00
по будним дням

Тел.: (812) 572-18-57;
572-18-43;
943-43-46 (многоканальный).
Тел./факс: (812) 572-45-09.

Отправить сообщение

Портал Федеральной службы судебных приставов

Герб Федеральной службы судебных приставов

Проверьте есть ли у вас задолженности перед выездом за границу!

Евгений Тарелкин: Национальное объединение изыскателей находится на грани выживания

Евгений Тарелкин: Национальное объединение изыскателей находится на грани выживания

Судьба Национального объединения изыскателей и всей отрасли инженерных изысканий висит на волоске, считает директор СРО НП «Изыскатели Санкт-Петербурга и Северо-Запада» Евгений Тарелкин. Эксперт поделился со СРОпорталом своими мыслями о ситуации в отрасли, проблемах НОИЗ, государственной политике в области инженерных изысканий.

- Евгений Петрович, опишите, какая ситуация сложилась сегодня в сфере инженерных изысканий? Какие основные проблемы стоят перед отраслью в данный момент?

- Если говорить в целом об инженерных изысканиях, то ситуация в отрасли достаточно тяжелая. У нас в стране из 20 министерств три имеют приставку «развития»: Минэкономразвития, Минрегионразвития и Министерство развития Дальнего Востока. То министерство, которое имеет в название слово «развития», в том числе и наше профильное министерство — Минрегион, должно, в первую очередь, обладать информационным ресурсом, чтобы можно было осуществлять это развитие. Но ситуация с Минрегионом сегодня также весьма тяжелая. Ему грозит полный крах. Сравним его с Минэкономразвития, к которому сейчас нет больших претензий. А все потому, что Минэкономразвития имеет в своей структуре такую организацию как Росреестр. Росреестр – это 80 тысяч человек, колоссальная госструктура. Чем она занимается?  Она только собирает данные о недвижимом имуществе, то есть, по сути дела, она является содержателем фондов.

А в Минрегионразвития никаких фондов нет, поэтому его работники не могут составить ни один толковый план, отсюда и постоянная смена министров. А ведь было постановление премьер-министра Михаила Фрадкова от 19 января 2006 года, где четко написано, что Минрегион должен быть ответственен за проведение государственной политики в сфере фондов инженерных изысканий. То есть, в Минрегионе должна быть такая же организация как Росреестр, которая должна заниматься сбором фондов данных инженерных изысканий: крупномасштабных топографических карт, геологических исследований и т.д. Но до сих пор такого государственного фонда нет, в связи с чем на «нуле» находится информационная система обеспечения градостроительной деятельности на уровне муниципалов, все «стоит» и на уровне регионов.

- То есть, основная проблема – отсутствие «базы данных» по инженерным изысканиям на федеральном уровне?

- Это одна из основных проблем. Почему вышла дорожная карта Дмитрия Медведева по улучшению инвестиционного климата? Что там написано? – «Ускорить, ускорить, ускорить». Но как мы можем ускорить, если не имеем фондов, не имеем данных?! Инженеров-изыскателей привыкли воспринимать как людей, которым поставили задачу что-то пробурить, сделать съемку, обеспечить строительство и т.д. На самом деле наша главная задача состоит не в этом. Наша задача — предварительно собрать данные и на их основании сделать подробную карту всего муниципального объединения, населенного пункта, города. Заранее подготовить основу, чтобы архитекторы спланировали, где можно и что можно строить, где – нельзя. В этом основной прорыв, в этом смысл всех дорожных карт: для того, чтобы сократить количество согласований, мы заранее должны подготовить информацию.

Поэтому основная проблема нашей профессии – до сих пор никто не понимает, зачем нужны инженерные изыскания и фонды. Сейчас проходят чтение очень важные поправки в Градкодекс, в которых написано, что инженерные изыскания абсолютно необходимы для развития территории. Но Министерство финансов не хочет вносить этот пункт, так как это, по их мнению, дорого. Но, с точки зрения Минрегиона, инженеры-изыскатели в десятки раз важнее, чем строители. Что строитель может дать для планирования или для управления территорией? – Ничего. Они здание возвели и ушли. Что даст проектировщик? — Ничего, кроме своих проектов. На основе этого разве можно развивать территорию? Территорию можно развивать только на основе инженерных данных, но их развитие на сегодняшний день «зарублено» нашими законами. Поэтому основная проблема вытекает из непонимания, зачем мы нужны. И это в век информации… Я считаю, что без государственной поддержки, без специальной целевой программы создания фондов в сфере инженерных изысканий говорить о развитии не только нашей отрасли, о развитии всего государства, — бесполезно.

- Насколько актуальна для инженеров-изыскателей проблема демпинга при участии в конкурсах? Как, на ваш взгляд, с ней можно бороться?

- Проблема, действительно, актуальна для отрасли и тесно связана с процессами саморегулирования. Заказов в последнее время стало меньше, и, естественно, каждая фирма пытается выжить. А это значит, что компании берутся практически за любой заказ. Ситуация усугубляется еще и тем, что у нас есть саморегулируемые организации, которые мы называем коммерческими. Они не имеют ни достаточного количества специалистов, ни компенсационного фонда. Но они выигрывают тендеры, снижая цену до такого уровня, что большой, крупной организации вообще нецелесообразно браться за работу по этой цене. Кроме того, у нас не установлена законом начальная цена контракта. Я думаю, что вся проблема в этом. Если бы для инженерных изысканий была бы установлена, исходя из особенностей объекта, площади, прочих характеристик, начальная цена контракта, и было определено, что мы имеем право отходить от нее не более, допустим, чем на 20%, то этим бы мы ограничили демпинг.

А бывает еще хуже, когда компания, выигравшая тендер по минимальной цене, передает заказ другой компании, которая хоть и имеет необходимых специалистов и технику для проведения работы, но находится в плачевном положении, а потому согласится выполнить заказ «за копейки». Но тогда у нее не остается денег на саморазвитие, на закупку новой техники, на внедрение современных технологий… То есть, фирмы могут так потихоньку выживать, но не совершенствоваться. А ведь нам нужно думать о том, что рано или поздно к нам придут иностранные фирмы и просто подавят нас новыми технологиями. Поэтому развиваться необходимо!

- По вашему мнению, справляется ли Национальное объединение изыскателей (НОИЗ) со своими задачами, прежде всего, с защитой интересов участников отрасли?

- Любое Нацобъединение, строителей ли, проектировщиков или изыскателей борется с коммерческими СРО. Хотя на самом деле мы боремся с государством. По закону Нацобъединение обязано принять в свои члены саморегулируемую организацию, зарегистрированную Ростехнадзором, и у нас нет никакой процедуры приемки этих СРО. Так о чьем интересе тут можно говорить? Если посмотреть Градостроительный кодекс, мы не имеем права вмешиваться в деятельность СРО, осуществлять контроль. И при этом некоторые чиновники с нас уже спрашивают, почему у вас коммерческие СРО, почему они демпингуют? Хотя с легкой руки государства мы в этом вопросе бессильны. Кстати, в Национальном объединении изыскателей количество коммерческих СРО уже подошло к критической массе. Скоро они смогут проводить свою политику.

- И что тогда?

- Один из возможных исходов – развал НОИЗ, иначе в инженерных изысканиях будет твориться полный беспредел! Юридически мы можем это сделать. Национальное объединение может существовать, если в нем зарегистрировано более 50% всех организаций, работающих в отрасли. То есть, добропорядочным участникам рынка надо из НОИЗа просто выходить, если к власти придут «коммерсанты».

Я считаю, что сам принцип, на котором созданы национальные объединения, ошибочен. Под эгидой Минэконома существует саморегулирование в сфере кадастровой деятельности, но туда входят профессионалы, а у нас — организации. Если бы в НОИЗ вступали по профессиональному признаку, то мы и задачи бы другие решали: каким образом повысить профессиональное мастерство специалистов и т.д. А сейчас же в Национальное объединение входят юридические лица, и мы должны их периодически проверять. То есть государство, по сути дела, саморегулируемым организациям доверило кнут, чтобы стегать наших членов, за счет которых мы и существуем. Я считаю, вся эта самоорганизация – нонсенс, парадокс. Государственного управления инженерными изысканиями на сегодняшний день нет никакого. Ни в одной структуре, ни в Минрегионе, ни в Госстрое, вы не найдете подразделения, которое бы курировало инженерные изыскания. С другой стороны, наше Национальное объединение, как бы мы его не ругали, это — единственная структура, которая защищает интересы изыскателей, которая их слушает и пытается что-то сделать.

- Есть ли возможность создать НОИЗ заново, например, по принципу профессиональной принадлежности?

- Нам этого сделать не дадут. Мы «сидим» в одном законе со строителями и проектировщиками. Вы представляете их авторитет и вес, и наш? Хотя для Минрегиона, повторю, не нужны ни строители, ни проектировщики, нужна информация, нужны данные о развитии территорий, а информацию даем только мы. Но попробуйте доказать это чиновнику. Это бесполезно.

Наверх

191040, Санкт-Петербург, Лиговский пр., д.73, офис 606. Написать письмо
тел.: (812) 943-43-46 (многоканальный), 572-18-57, 572-18-43; факс: 572-45-09.

Яндекс.Метрика